В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая

В ожидании первого удара: как США готовятся к атаке со стороны России и Китая

«Пока вы едите курицу, мир рушится»

В 2018 году администрация Трампа выпустила обзор ядерной ситуации в мире (Nuclear Post Review, NPR — «Хайтек»). Его цель — обеспечить сохранение безопасного, надежного и сдерживающего фактора, который защищает США, подстраховывает союзников и, прежде всего, удерживает противников. Неясно, действительно ли администрация может использовать этот документ для достижения консенсуса по ядерной политике.

Спорные публичные заявления президента Трампа и огромное значение программы стратегической ядерной модернизации еще больше усложняют решение этого вопроса. Администрация может прийти к соглашению, если будет контролировать свои публичные заявления о ядерном оружии, эффективно привлекать к обсуждениям о важности ядерного потенциала Конгресс, общественность и союзников, а также продвигать идеи об использовании этого оружия лишь в случае крайней необходимости и инициативы в области его нераспространения. Отдельный пункт — усиление стратегической стабильности в отношениях с потенциальными противниками — Россией и Китаем и внедрение эффективных механизмов надзора для решения проблем, связанных со стратегическими ядерными программами модернизации.

«Обзор ядерной политики сигнализирует о новой гонке вооружений», «Гонка вооружений движется в направлении мировой нестабильности», «Точное время — две минуты до полуночи». Прочитав эти заголовки о недавнем выпущенном обзоре ядерной ситуации (NPR), вы бы явно поняли, что ситуация переломна для долгосрочной ядерной политики и стратегии США. Бывший сенатор США Эрнест Холлингс однажды сказал: «Пока вы едите курицу, мир рушится».

Правда ли он рушится? Действительно ли обзор так плох, как о нем говорят критики? Призывает ли он руководство США и весь мир к новой гонке вооружений? Нет. Напротив, NPR 2018 года принципиально согласуется с давними установками США касательно ядерной политики и стратегии, включая обзор президента Обамы в 2010 году. Однако авторы NPR 2018 сталкиваются с серьезными проблемами касательно реализации обзора. Научный сотрудник Брукингского института Фрэнк А. Роуз изучил обзор, выявил в нем проблемы, в том числе в разрезе реализации, а также дал администрации Трампа практические советы по смягчению сложностей.

Фрэнк А. Роуз — старший научный сотрудник по вопросам безопасности и стратегии в рамках программы внешней политики в Брукингском институте. В сфере его интересов — ядерная стратегия, политика сдерживания и контроля над вооружениями, противоракетная оборона, космическое пространство и проблемы безопасности. С 2017 по 2018 год он был главным директором и начальником правительственных отношений в Aerospace Corporation, финансируемом федеральными силами в научно-исследовательском центре, ориентированном на пространство национальной безопасности. Вместо разоружения — новая гонка

Оценка текущей среды безопасности в NPR является достаточно достоверной. В обзоре говорится, что «глобальные угрозы стали масштабнее со времени выпуска последнего NPR в 2010 году. США сталкиваются с более разнообразной и развитой средой возникновения ядерной угрозы, чем когда-либо прежде». В частности, NPR подчеркивает возвращение конкуренции за место мирового лидера, особенно касаемо отношений США с Россией и Китаем. Как отмечает Томас Райт в своей недавней книге «Все меры для внезапной войны: конкурс XXI века и будущее американской власти», США находятся в конкуренции с Россией и Китаем за будущее международного порядка. К концу президентского срока Обамы многие высокопоставленные должностные лица пришли к аналогичному выводу.

В апреле 2009 года президент Обама выступил с официальной речью в Праге. Он изложил свое видение перспективы «мира, свободного от ядерного оружия». На самом деле пражская речь была продуманным до мелочей документом, в котором тщательно описывались такие вопросы, как сбалансированное сдерживание, контроль над вооружениями и нераспространение ядерного оружия. Несмотря на то, что в речи описывалась перспектива, Обама также отметил: это вряд ли произойдет во время его жизни и до тех пор, пока существует ядерное оружие, США будут поддерживать этот безопасный, надежный и эффективный сдерживающий фактор. Речь должна была послужить катализатором для поощрения на дальнейшее содействие по сокращению вооружений и нераспространению его другими странами.

К сожалению, надежды обзора 2010 года так не оправдались. «Несмотря на усилия США по сокращению роли ядерного оружия в международных отношениях и переговоры о сокращении количества ядерных вооружений, с 2010 года ни один потенциальный противник не уменьшил ни роль ядерного оружия в своей стратегии национальной безопасности, ни количество ядерного оружия в своем арсенале. Скорее, они, напротив, решительно двинулись в обратном направлении».

В то время как администрация Обамы немного сдвинулась с мертвой точки во время переговоров с Россией по сокращению ядерных вооружений, российские меры безопасности США никогда не рассматривали в перспективе. Например, Россия подписала новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (новый договор СНВ-III) в 2010 году не потому, что верила в «мир, свободный от ядерного оружия».

Скорее, новый договор СНВ-III был тесно связан с поддержанием стратегического ядерного паритета с США, ядерными силами США и предоставлением России большего понимания стратегического ядерного арсенала США. Без договора российская сторона просто бы не имела доступа к этим данным. Более того, Россия не проявила особого интереса к дальнейшему сокращению ядерных вооружений, особенно в отношении нестратегического ядерного оружия, которое не ограничивается новым СНВ-III и в котором у России огромное количество преимуществ.

Договор между Россией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III — двусторонний договор относительно дальнейшего взаимного сокращения арсеналов развернутых стратегических ядерных вооружений. Договор был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге и вступил в силу 5 февраля 2011 года.

 

Договор рассчитан на десять лет с возможным продлением по взаимной договоренности сторон на пять лет. В рамках соглашения предусмотрено сокращение ядерных боезарядов до 1 550 единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков — до 700 единиц. Договор сменил истекший в декабре 2009 года СНВ-I. Вслед за Обамой

Невзирая на драматический отход от предыдущей ядерной политики и стратегии, NPR 2018 в основном ратифицирует стратегию ядерной модернизации, принятую еще во время президентства Обамы. В частности, NPR рекомендует двигаться вперед со стратегической программой модернизации администрации Обамы. Она предусматривает обновление вооруженных сил США — в частности, подводной лодки, оснащенной баллистическими ракетами типа «Колумбия» (SSBN), сил наземного стратегического сдерживания (GBSD), бомбардировщика B-21 и крылатой ракеты дальнего радиуса действия (LRSO).

Хотя некоторые эксперты, в первую очередь, в сообществе по контролю над вооружением и разоружением, выступали против элементов программы модернизации Обамы, эта программа все же была ключевой для следования советам Сената и согласия на новый СНВ. Кроме того, она получила поддержку от двух партий в Конгрессе. Эти системы повышают стратегическую стабильность и выступают в качестве поддержки для выполнения обязательств в области контроля над вооружениями США. Полный запрет ядерных испытаний

Многие аналитики были обеспокоены некоторыми из первых заявлений администрации Трампа в отношении контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия. В частности, заявления о том, что новый СНВ был «плохой сделкой для США». К счастью, эти опасения пока не подтвердились и нынешний контроль над вооружениями и нераспространения во многом согласуется с подходом, принятым предыдущими администрациями США.

По общему признанию, NPR 2018 не показывает тот же уровень внимания к контролю над вооружениями и нераспространению, как в NPR 2010 администрации Обамы. Однако, согласно обзору 2018 года, США, несмотря на все предыдущие заявления, поддержат гарантию безопасности, чтобы не использовать или не угрожать использованием ядерного оружия против государства, не обладающего таким оружием, в соответствии с его обязательствами по ядерному нераспространению, а также продолжать финансировать создание Организации договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, Международную систему мониторинга и Международный центр данных. США останутся участниками нового СНВ и Международного партнерства в целях контроля за ядерным оружием.

Организация Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ОДВЗЯИ) является международной организацией, которая будет создана после вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Штаб-квартира будет расположена в Вене (Австрия). Организации будет поручен контроль за исполнением запрета на ядерные испытания, управление глобальной системой мониторинга ядерных испытаний и инспекции объектов. Подготовительная комиссия ОДВЗЯИ и ее Временный технический секретариат были созданы в 1997 году. Основной задачей Подготовительной комиссии является создание и эксплуатация Международной системы мониторинга (англ. International Monitoring System, IMS — «Хайтек»), состоящей из 337 мониторинговых станций по всему миру. Комиссии также поручено разработать механизмы, в том числе для проведения проверок на ядерно-значимых объектах. Информация со всех станций передается в Международный центр данных (англ. International Data Centre, IDC) в Вене через глобальную частную сеть передачи данных. Государства-участники имеют равный и прямой доступ ко всем материалам мониторинга. В ожидании первого удара

Один из поводов для критики NPR: тезис, что контроль над вооружениями и его нераспространением — «запоздалая мысль». Эта критика не совсем справедлива. Несмотря на все свои усилия, администрация Обамы не смогла добиться дальнейшего прогресса в сокращении вооружений во время второго срока его полномочий. Более того, маловероятно, что любая новая администрация США — демократы или республиканцы — имела бы даже малейшую возможность добиться значительного прогресса в области контроля над вооружениями с учетом нынешних условий безопасности и нарушением Россией нескольких соглашений о контроле над вооружениями. Двусторонний процесс сокращения вооружений между США и Россией, который начался в конце 1980-х годов, может вскоре завершиться, поэтому крайне необходимо предвидеть, как будет выглядеть будущая структура стабильности в США и России в отсутствие дальнейших согласованных сокращений.

Критики NPR-2018 также утверждают, что в документе не содержится явной ссылки на статью VI Договора о нераспространении ядерного оружия, которая призывает подписавшиеся стороны «добросовестно вести переговоры о эффективных мерах, касающихся прекращения гонки ядерных вооружений на начальных этапах и ядерного разоружения». Хотя это не так. Обзор содержит ссылку на Договор о нераспространении ядерного оружия, заявляя: «США по-прежнему придерживаются позиции по ядерному нераспространению, продолжают выполнять свои обязательства по Договору и будут работать над укреплением его режима». Из четырех NPR, выпущенных США с 1994 года, только один, обзор администрации Обамы за 2010 год, конкретно в публично выпущенных документах ссылается на статью VI Договора. Так что это не какое-то новое ужасное отступление от правил. Куда более важно, чувствует ли администрация Трампа свою обязанность в продолжении разоружения.

Очень слабая поддержка инициатив по контролю над ядерными вооружениями со стороны Республиканской партии, особенно в Конгрессе, также вызывает озабоченность. Если контроль над вооружениями будет иметь долгосрочную перспективу, потребуются новые усилия для создания двухпартийного консенсуса в пользу таких договоров и соглашений, которые продвигают интересы США в области безопасности. Лучшая интеграция контроля над вооружениями с требованиями США в отношении сдерживания и поддержания стабильности является ключом к развитию этого консенсуса.

Кроме того, есть несколько существенных преимуществ национальной безопасности, которые обеспечивают контроль над вооружениями, но их мало ценят в консервативных кругах. Например, в то время как президент Обама не до конца проявил себя на арене ядерной политики, критикам важно признать, что его ядерная политика помогла создать двухпартийный консенсус в пользу стратегической ядерной модернизации. В частности, новый СНВ сыграл решающую роль в укреплении поддержки демократов Конгресса по программе стратегической ядерной модернизации.

Общественные антиядерные настроения бытуют во многих союзных странах, особенно в Норвегии, Нидерландах, Германии и Японии. Соглашения о контроле над вооружениями и нераспространении играют важную роль в оказании помощи правительствам союзников в формировании внутриполитического консенсуса в поддержку ядерного сдерживания. Особенно в том, что касается размещения сил США на их территории и приобретения самолетов двойного назначения.

И, наконец, как признает NPR, контроль над вооружениями может дополнять планирование обороны США. Например, соглашения о контроле над стратегическими вооружениями, такие как новый СНВ, путем ограничения угрозы и обеспечения транспарентности и предсказуемости, позволили стратегам обороны США разрабатывать и с уверенностью развертывать эффективный сдерживающий фактор, который может выдержать первый удар противника. Цель — длительное сдерживание

Несмотря на распространенную критику в управлении союзными отношениями, консультации администрации Трампа в контексте NPR выступают как исключение из правила. Как и NPR 2010 года, NPR 2018 года создал эффективный процесс консультаций, позволяющий союзникам предоставить информацию или помочь сформировать обзор. Общедоступная информация позволяет удовлетворить правительства союзников, как с точки зрения консультативных механизмов, так и окончательными выводами этого NPR. Такая консультация необходима для поддержания сплоченности и поддержки альянса.

В заявлении о NPR от 2 февраля 2018 года министр иностранных дел Японии Таро Коно заявил: «Япония высоко оценила последний NPR, который четко формулирует решимость США обеспечить эффективность сдерживания ядерного оружия и их приверженность обеспечению расширения сдерживания для своих союзников, в том числе и Японии». Единственное негативное публичное замечание по поводу NPR в союзе поступило от Сигмара Габриэля, немецкого министра иностранных дел, во время выхода документа. Согласно сообщениям прессы, Габриэль раскритиковал NPR и призвал Европу «начать формировать новые инициативы по контролю над вооружениями и разоружению». Однако маловероятно, что взгляды Габриэля в полной мере отражают позицию правительства Германии, особенно Канцелярии и Министерства обороны, где места также занимают члены правоцентристской партии Христианского демократического союза (ХДС).

NPR уделяет значительное внимание расширенному сдерживанию и рекомендует несколько конкретных действий для расширения возможностей США и союзников. К ним относятся приобретение бомбардировщика B-21 и ракеты LRSO, разработка новой ракеты морского базирования с ядерным оружием (SLCM), расширение готовности и жизнеспособности самолетов НАТО двойного назначения, а также сотрудничество с союзниками «для улучшения общего понимания ядерной опасности и соответствующих требований сдерживания на основе продолжающихся консультативных диалогов». В целом, NPR хорош для длительного сдерживания. Российская угроза

Как и в NPR 2010, в обзоре 2018 года говорится: «США будут рассматривать вопрос об использовании ядерного оружия в экстремальных обстоятельствах для защиты жизненно важных интересов США, их союзников и партнеров». Однако в последнем обзоре четко определяются «крайние обстоятельства», которые включают «значительные неядерные стратегические атаки». Неясно, почему администрация Трампа решила, что дальнейшее разъяснение декларативной политики США было столь необходимо. К сожалению, разъяснение подпитывает мнение общественности о том, что США увеличивают количество случаев, в которых они будут использовать ядерное оружие. Вероятно, это не было целью авторов обзора, но это потребует от администрации постоянного решения данной проблемы. Эта безрассудность, а точнее, слабое место, вероятно, некоторое время будет доставлять неудобство США и, безусловно, будет успешно использоваться в пропагандистских лозунгах России. Новые ядерные возможности малой мощности

NPR рекомендует, чтобы США «проводили выборочные дополнения» к стратегической программе ядерной модернизации администрации Обамы, чтобы «повысить гибкость и оперативность ядерных сил США». Эти дополнения включают в себя разработку новой боеголовки малой мощности для подводной лодки D-5 (SLBM) и новой SLCM, развернутой на подводных лодках и надводных кораблях. Несколько аналитиков утверждают, что эти дополнительные возможности уменьшат порог использования ядерного оружия.

Тем не менее, США в настоящее время развертывают в своем арсенале несколько ядерных ракет малой мощности (например, гравитационную бомбу B-61 и крылатую ракету воздушного базирования) и модернизируют свои маломощные возможности в соответствии с программой администрации Обамы (например,B-61-12, LRSO). Поэтому трудно представить, как введение модифицированной боеголовки D-5 или нового SLCM будет «понижать порог» для ядерного использования. Если бы США сегодня потребовалось использовать маломощный ядерный вариант, они бы легко выполнили эту задачу.

Крылатая ракета — беспилотный летательный аппарат однократного запуска, траектория полета которого определяется аэродинамической подъемной силой крыла, тягой двигателя и силой тяжести. Также существовали конструкции, управляемые пилотами-смертниками.

Ключевой вопрос заключается не в том, будут ли эти новые возможности «снижать порог для использования в ядерной области». Но необходимы ли дополнительные возможности снижения производительности снарядов за пределами B-61-12 и LRSO для поддержания эффективного сдерживания России и других. До тех пор, пока США развертывают гравитационные бомбы B-61-12 и крылатые ракеты LRSO, этого должно быть достаточно, чтобы сдержать угрозу от нестратегических ядерных сил России и других потенциальных противников.

Однако из двух дополнительных опций, предложенных NPR, имеет смысл сделать выбор в пользу разработки нового ядерного оружия в качестве дополнения к B-61-12 и LRSO. Такая возможность послужит инструментом хеджирования в отношении долгосрочных достижений, поскольку она увеличила бы количество подводных лодок с ядерным оружием и обеспечила бы легитимность ответных действий на нарушение Россией Договора об использовании ядерных ракет средней дальности; расширила бы сдерживание, особенно с Японией и Республикой Корея, путем предоставления возможности быстрого реагирования. Вначале Япония была крайне обеспокоена «отставкой» ракетной установки «Томагавк» (TLAM-N) в 2010 году, и японские официальные лица в целом приветствовали планы США по повторному внедрению этой возможности.

Хеджирование (от англ. hedge — страховка, гарантия) — открытие сделок на одном рынке для компенсации воздействия ценовых рисков равной, но противоположной позиции на другом рынке. Обычно хеджирование осуществляется с целью страхования рисков изменения цен путем заключения сделок на срочных рынках.

Решение о продолжении разработки SLCM столкнется с двумя ключевыми проблемами. Во-первых, неясно, где администрация найдет дополнительные ресурсы для оплаты новой системы. В то же время разработка версии LRSO на море может быть более доступным вариантом. Во-вторых, военно-морской флот США, как правило, крайне неоднозначно развертывал ядерно-вооруженные системы на надводных кораблях и боевых подводных лодках. Решение администрации Обамы в NPR 2010 снять с вооружения крылатую ракету TLAM-N было в значительной степени обусловлено нежеланием ВМФ финансировать и поддерживать программу.

Боеголовка с блоками индивидуального наведения D-5 является менее убедительной в отношении безопасности и вызывает сомнения в том, действительно ли это «пробел» в позиции США, как утверждает NPR, или прикрытие иных целей под предлогом политики сдерживания в Европе. С другой стороны, размещение боеголовки низкой мощности на ракете D-5 подорвет стабильность и увеличит шансы на просчет, как утверждают некоторые исследователи. Например, Соединенное Королевство размещало боеголовки низкой мощности SSBN в последнее десятилетие и несколько экспертов заявили, что это подрывает стабильность безопасности. Россия против Китая в ядерном вопросе

Нет сомнений в том, что Китай представляет потенциальную угрозу для США и их союзников. Тем не менее, не совсем понятно, почему NPR объединяет Китай с Россией в контексте ядерного потенциала, учитывая, что их подходы к политике в отношении ядерного оружия значительно различаются. Во-первых, хотя Китай активно модернизирует свои стратегические ядерные силы в течение десятилетия (например, развертывание мобильных баллистических ракет межконтинентального радиуса действия и подводных лодок с баллистическими ракетами), и его ядерные силы, безусловно, стали более живучими, нет никаких доказательств того, что он стремится двигаться против сил «минимального сдерживания» или добиваться ядерного паритета с США. Во-вторых, Россия в свое время сделала множество ядерных угроз в отношении других стран, а Китай — нет. Напротив, Китай по-прежнему сохраняет политику «ненападения» в области ядерного оружия.

Основной задачей Китая является попытка перетянуть баланс сил в западной части Тихого океана в свою пользу за счет увеличения силы и развития возможностей закрытия доступа, захвата территории и асимметричных ответов (например, в сфере киберпротивостояний). Хотя крайне важно, чтобы  США продолжали сдерживать ядерные силы Китая, их главная задача должна быть сосредоточена на противодействии усилиям Китая по обеспечению традиционного превосходства в западной части Тихого океана. На своей территории лучше

NPR также содержит рекомендации для США «начать исследования и разработки, совместимые с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, путем пересмотра военных концепций для обычных противоракетных устройств средней и средней дальности» в ответ на нарушение Россией вышеупомянутого Договора.

Но как только система будет разработана, где она будет развернута? Например, публичные протесты в ответ на решение НАТО о развертывании баллистических ракет средней дальности и крылатых ракет наземного базирования в Европе в 1980-х годах едва не разрушили альянс. Кроме того, недавнее решение о развертывании системы противоракетной обороны THAAD в Республике Корея было весьма противоречивым. Учитывая политические проблемы, связанные с базированием систем на чужой территории, было бы разумнее инвестировать эти средства на разработку обычного варианта LRSO или нового SLCM. Системы с воздушными и морскими спутниками не потребуют от США переговоров по установлению прав с принимающими странами и могут соответствовать всем внутренним военным требованиям.

Республика Корея является стратегическим партнером США в АТР в вопросах обеспечения безопасности, включая развитие совместной ПРО, направленной, в первую очередь, против КНДР. В 2006 году Южная Корея официально объявила о создании командования противоракетной обороны, основу вооружений которой составили поставленные США комплексы «Пэтриот» РАС-2 и крейсера Aegis. Впоследствии средства ПРО были усилены размещением комплексов THAAD (англ. Terminal High Altitude Area Defense). Что говорит мистер Трамп

Есть два ключевых вопроса, которые в корне влияют на способность администрации Трампа реализовать NPR в долгосрочной перспективе: личная риторика президента Трампа о ядерной политике и доступность программы стратегической ядерной модернизации. В отличие от предыдущих президентов, которые были крайне осторожны при обсуждении ядерного оружия, президент Трамп изначально придерживался другого подхода, не выбирая выражений для описания своего подхода к ядерной политике. Некоторые из его более спорных заявлений: «Пусть это будет гонка вооружений»; «... у нас не останется иного выбора, кроме как полностью уничтожить Северную Корею. Rocket Man (Ким Чен Ын — «Хайтек») своими руками губит и себя, и свой режим. США готовы, хотят и способны на это»; «У меня тоже есть ядерная кнопка, но она намного больше и мощнее, чем у него, и моя кнопка работает!».

Высокопоставленные чиновники администрации Трампа, напротив, были вдумчивы и сдержанны в своих публичных заявлениях по ядерной политике. Но все же заявления президента влияют на способность администрации эффективно формулировать свое послание в NPR и могут подорвать нынешний двухпартийный консенсус в пользу стратегической ядерной модернизации.

Например, во внутреннем политическом контексте США основные демократы Конгресса начинают скептически относиться к вопросам ядерного оружия, в основном, в ответ на высказывания президента Трампа. Администрация Трампа должна рассматривать это как предупреждение. В то же время демократы должны учитывать, как пишет эксперт Совета по внешним отношениям Макс Бут, «Трамп не будет президентом навсегда». Поэтому они должны быть осторожны, чтобы не позволить реакции на Трампа побудить их «сделать долгосрочные решения, которые подорвут ядерный сдерживающий механизм, которым управляют его преемники».

Вольготные разговоры о ядерном оружии могут также нанести ущерб нашим отношениям по сдерживанию с союзниками. Как отмечалось ранее, ядерное оружие не заручается поддержкой среди общественности во многих союзных странах. Некоторые союзные правительства борются за сохранение внутриполитического консенсуса в пользу ядерного сдерживания. Публичные заявления президента Трампа все только усложнили.

Почему США должны заботиться о том, что подумают их союзники? Ответ на этот вопрос прост: США нуждаются в поддержке своих союзников для эффективного сдерживания и защиты от стратегических угроз. Например, модернизированные радары раннего предупреждения в Гренландии и Соединенном Королевстве обеспечивают раннее предупреждение о стратегическом ракетном нападении и непосредственно поддерживают противоракетную оборону США; две ракеты, расположенные в прямом направлении из Японии, поддерживают региональную и американскую противоракетную оборону США; ретрансляционные наземные станции и другие средства связи по всему миру напрямую поддерживают ядерные системы управления США. По сути, безопасность страны неразрывно связана с безопасностью ее союзников. Поэтому крайне важно, чтобы США по-прежнему обращали внимание и на проблемы внутри союза, особенно на их уникальные внутренние политические ситуации, и избегали свободной риторики, которая разжигала бы внутренние конфликты.

По пути модернизации

Вторая долгосрочная задача для реализации NPR касается вопроса о доступности программы стратегической ядерной модернизации. Хотя должностные лица администрации Трампа обычно стремились уменьшить расходы, связанные со стратегической программой ядерной модернизации, появляются опасения относительно того, получится ли выполнить программу модернизации, изложенную в NPR, в рамках прогнозируемых оборонных бюджетов.

Например, Бюджетное управление Конгресса оценивает, что на программу администрации Обамы будет потрачено не менее $1,2 трлн в течение 30 лет. На недавней дискуссии в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия, Секретарь ВМФ Ричард Спенсер был более откровенен в отношении издержек. Согласно сообщениям прессы, он отметил, что стоимость подводной лодки класса «Колумбия» «заставит вас задуматься». «Колумбия обойдется в $100 млрд за все время своей эксплуатации». Хотя бюджеты в области обороны планируется увеличить в 2018 и 2019 финансовом году, собственные бюджетные прогнозы президента Трампа показывают, что в 2020 финансовом году объем расходов на оборону также должен быть увеличен. Кроме того, программа модернизации еще находится в зачаточном состоянии, затраты на программу почти наверняка будут расти по мере развития ее систем. Поэтому крайне важно, чтобы были созданы эффективные механизмы надзора для обеспечения своевременного предоставления программ и бюджета. Он также потребует постоянного финансирования программы Конгрессом. Как защитить США от России и ядерных угроз

Существует ряд конкретных шагов, которые администрация Трампа могла бы предпринять, чтобы повысить шансы того, что NPR будет успешно реализован.

● При публичном обсуждении ядерного оружия слова действительно имеют значение. Исторически сложилось так, что правительственные чиновники США осторожно относятся к тому, как они публично обсуждали ядерное оружие. Раньше они этого не делали, например, когда бывший защитник T. K. Джонс говорил об этом так: «Если будет хватать лопат, чтобы обойти Землю вокруг, все сделают это». В контексте ядерной войны политические последствия были бы значительными. Действительно, комментарии Джонса и не только его способствовали движению ядерного замораживания в США и ​​общественной оппозиции в Европе в ответ на развертывание НАТО ракет средней дальности и крылатых ракет. Учитывая потенциальные противоречивые заявления о влиянии политической поддержки ядерного сдерживания на внутреннем и союзном уровнях, администрация Трампа на всех уровнях должна тщательно откорректировать свои публичные заявления.

● Постоянное взаимодействие с Конгрессом США и общественностью имеет решающее значение для создания и поддержания политики сдерживания. Как пишет Майкл Рюль, «многие на Западе считали, что конец “холодной” войны также означает устаревание ядерного сдерживания. Роль ядерного оружия как инструмента сдерживания и предотвращения войны была отодвинута на задний план». В результате США не проводили серьезных национальных дебатов о роли и целях ядерного оружия и сдерживании в течение 30 лет. Если необходимо оказывать влияние на Конгресс и общественное мнение по поводу ядерного сдерживания и программы стратегической модернизации, должностные лица должны активно участвовать в публичных дебатах. Одна из ключевых ошибок, которые администрация Обамы допустила в управлении стратегической программой ядерной модернизации, — она вначале уступила общественному мнению, в частности, мнению противников программы. Она не принимала корректирующих действий до самого конца президентского срока. Администрации Трампа лучше не совершать ту же ошибку.

● Принять практические меры для продвижения в области контроля над вооружениями и инициатив в области нераспространения ядерного оружия. Инициативы в области контроля над вооружениями и нераспространения играют важную роль в укреплении национальной и союзнической поддержки ядерного сдерживания, а также в обеспечении безопасности США в целом. Поэтому администрация Трампа должна предпринять прагматические шаги в этой области, чтобы помочь поддерживать прочный двухпартийный консенсус в отношении ядерной политики. Конкретные шаги, которые она может предпринять: сохранение Совместного всеобъемлющего плана действий с Ираном; расширение нового Договора, что позволяет обеспечить пятилетнее продление взаимных соглашений, увеличение финансирования программ глобального снижения угрозы, изучение вариантов двусторонних и многосторонних механизмов сокращения ядерных рисков; настоятельные призывы Сената США предоставлять свои рекомендации и согласие на протоколирование зон, свободных от ядерного оружия. В то же время соглашения о контроле над вооружениями должны быть лучше интегрированы с требованиями США в отношении сдерживания и стабильности, чтобы способствовать поддержке и со стороны республиканцев.

● Провести переговоры о стратегической стабильности с Россией и разработать новую структуру стратегической стабильности в США. Учитывая растущую напряженность в отношениях с Москвой, администрация Трампа должна продолжить переговоры о стратегической стабильности с Россией, которые начались еще в 2017 году. Эти переговоры должны быть направлены на снижение рисков и повышение стабильности. Кроме того, с перспективой дальнейшего прекращения переговоров, которые выглядят все более отдаленными, следует изучить, как может выглядеть альтернативная структура стабильности в США.

● Привлечь Китай к стратегической стабильности. NPR рекомендует, чтобы США и Китай начали «конструктивный диалог» по ядерной политике, доктрине и новым возможностям для дальнейших отношений, что, безусловно, будет верным шагом. Несмотря на то, что Китай традиционно неохотно участвовал в активном межправительственном диалоге по стратегическим вопросам, в течение последних нескольких лет администрации Обамы Китай все же продемонстрировал готовность активно участвовать в форумах, таких как диалог о стратегической безопасности США и Китая и переговоры между США и Китаем по вопросам космической безопасности. Администрация Трампа должна основываться на этом фундаменте.

● Привлечь союзников США к важности ядерного сдерживания и не уступать на международных дебатах другим. Администрация Трампа отлично справилась с работой с правительствами стран-союзников во время обсуждений в NPR. Это обязательство должно продолжаться. Должностные лица также должны привлекать неправительственных экспертов, общественность и прессу в союзных странах. Если США не смогут эффективно пропагандировать ядерное сдерживание среди граждан союзных стран, потенциальные противники, такие как Россия и Китай, могут изложить другую версию событий. Это явно не в интересах США или их союзников.

● Не просто отклонять проблемы доступности, связанные со стратегической ядерной модернизацией, а создавать механизмы для эффективного управления ими. За некоторыми исключениями, руководители администрации Трампа недооценили озабоченность по поводу долгосрочной доступности программы стратегической ядерной модернизации. Потенциал роста расходов по программе и неустойчивые бюджеты значительны. Поэтому высокопоставленные должностные лица в Белом доме, Министерстве обороны и службе по вопросам управления и бюджета должны будут обеспечить эффективный надзор за программой, чтобы обеспечить ее исполнение в рамках бюджета и, согласно графику, при тесном сотрудничестве с Конгрессом обеспечить последовательное финансирование.

Администрация президента Трампа представила NPR — как ответ на угрозы, с которыми сталкиваются США и их союзники. Однако неясно, может ли администрация использовать этот документ для достижения устойчивого консенсуса по ядерной политике. Как спорные публичные заявления президента, так и внушительная цена программы стратегической ядерной модернизации представляют собой ключевые проблемы для поддержки и поддержания этого решения. Тем не менее, шансы администрации Трампа на успех увеличатся, если она сможет скорректировать свои публичные сообщения; эффективно привлекать Конгресс США, широкую общественность и союзников к важности ядерного сдерживания; продвигать прагматические инициативы в области контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия; повысить стратегическую стабильность с потенциальными противниками, такими как Россия и Китай.

Подпишитесь на наши новости
Лого www.SiteHere.ru
1970-01-01 03:00 http://news.xtipe.com/ru/news/29635

Смотрите так же

В мае «Википедия» не дала создать страницу ученой Донне Стриклэнд из-за «вторичности работ». Теперь Стриклэнд получила Нобелевскую премию! (И страницу в «Википедии») 1970-01-01 03:00

У лауреата Нобелевской премии по физике 2018 года Донны Стриклэнд не было своей странице в «Википедии» до тех пор, пока она не получила эту премию. Об этом пишет Business Insider.

У экзопланеты в системе Kepler-1625 нашли огромный спутник — размером с Нептун 1970-01-01 03:00

Ученые выяснили, что в системе экзопланеты Kepler-1625 есть спутник размером с Нептун. Он находится на расстоянии около 3 млн км от экзопланеты — в восемь раз дальше, чем Луна от Земли, пишет Engadget.

Одежда, которая поможет миру: костюм-помощник, майка-тренер и носок-няня 1970-01-01 03:00

Вслед за умными часами появилась умная одежда, которая в этом году обещает стать не только популярным изобретением, но и массово распространяющимся сегментом носимой электроники. Главное ее достоинство — выглядит как обычный предмет гардероба, а на деле — это настоящий личный помощник с сотнями датчиков. Умная одежда способна контролировать напряжение мышц, делать в режиме реального времени кардиограмму или передавать важную информацию одним касанием рукава. «Хайтек» подготовил обзор текущих трендов в IoT-одежде и уже продающихся кейсов.

Япония разрешила редактировать геном у эмбрионов человека 1970-01-01 03:00

Теперь японские биологи смогут проводить эксперименты по редактированию человеческих эмбрионов в лаборатории. Официальные правила по проведению подобных экспериментов выпустила экспертная комиссия при министерстве здравоохранения и науки Японии, пишет Nature.

Новые Cadillac превзошли автопилот Tesla в тесте систем беспилотного вождения 1970-01-01 03:00

В первом в мире тесте систем беспилотного вождения от организации Consumer Reports технологий автономного вождения Autopilot от Tesla уступила Cadillac с ее системой Super Cruise. Tesla Autopilot тестировали на всех доступных электромобилях компании — Model S, X и 3, а Cadillac Super Cruise — на Cadillac CT6. Об этом пишет Engadget.